16.03.2016
Источник: Русская планета

Где застряли деньги для промышленников

Правительство хочет дать средства реальному сектору, но не знает как

Главный экономический вопрос, мучающий правительство с декабря 2014-го, по-прежнему остается нерешенным. Более чем за год в кабмине так и не смогли придумать, как запустить деньги в реальный сектор в обход железобетонной ограды под названием «учетная ставка Центробанка». И пока правильные ответы лежат у чиновников под самым носом, те упорно продолжают их игнорировать и предпринимать одну провальную попытку за другой.

ЦБ наломал дров

Последним на сегодняшний день раундом «переговоров» о способах спасти производство стало экстренное совещание у Владимира Путина, о котором РП уже писала. Чиновники экономического блока правительства, премьер Дмитрий Медведев, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина и глава Счетной палаты Татьяна Голикова формально собрались, чтобы обсудить оптимальные меры финансовой поддержки реального сектора экономики, а на деле — чтобы поспорить, кто из них больше виноват, что эти меры не работают.

Речь шла, в частности, о программе проектного финансирования ЦБ. Минэкономразвития предложило увеличить объемы программы со 100 млрд рублей до 240 млрд. Таким образом, экономический рост предлагается стимулировать за счет наращивания госинвестиций. Однако Эльвира Набиуллина и помощник президента Андрей Белоусов предложение не одобрили по причине непроработанного, на их взгляд, механизма отбора получателей бюджетных денег. Как считают в ЦБ, сейчас основным принципом такого отбора является всего лишь расторопность претендентов на госфинансирование, а вовсе не реальная эффективность их проектов.

Согласно программе проектного финансирования, участники могут получить кредиты в отобранных банках по льготной ставке 11,5%, а те, в свою очередь, рефинансируются в ЦБ под 9%, а не на общих условиях под 11%. В число допущенных к программе попали проекты по созданию ледокольного флота, строительству аэропорта в Ростове-на-Дону, импортозамещению в сельском хозяйстве и фармацевтике и др.

Впрочем, даже без «фи», высказанного госпожой Набиуллиной, давно стало ясно, что программа пробуксовывает. Из 235,5 млрд рублей, требующихся для кредитования 42 одобренных в прошлом году проектов, ЦБ рефинансировал лишь 69,2 млрд. Железобетонная стена делает свое дело.

Всем милый фонд

В то же время чиновникам нравится механизм кредитования через Фонд развития промышленности при Минпроме, который решено докапитализировать на 20 млрд рублей. Основным приоритетом для фонда является импортозамещение, при этом банковская экспертиза, за которую банки, как правило, получают несколько процентов от суммы выдаваемых займов, в случае с ФРП заменяется оценкой экспертов фонда, несущих ответственность за принимаемые решения. На форуме Торгово-промышленной палаты председатель экспертного совета ФРП Антон Данилов-Данильян предложил ЦБ выкупить нерыночные облигации фонда на сумму около 400 млрд рублей, чтобы его дофинансировать. Как ответит на это Центробанк, пока не известно.

Но есть один нюанс…

Впрочем, главное слабое место что у проектного финансирования, что у ФРП — это весьма малые по объему инвестиционные ресурсы, которых явно недостаточно для решения проблемы низкой нормы накопления в экономике. «По самым скромным подсчетам, недостающие для модернизации российской экономики ресурсы исчисляются триллионами рублей. Даже если общий объем проектного финансирования, как и предлагается, будет увеличен до 240 млрд рублей, а бюджет ФРП — на 400 млрд, проблему недофинансирования инвестиций это все равно не решит», — констатирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Андрей Дегтев.

Кроме того, эксперта удивляют ставки, по которым предоставляются кредиты в рамках проектного финансирования. Конечно, 11,5% — это значительно меньше, чем на рынке. Однако для массированного восстановления промышленности этого недостаточно. Должны действовать процедуры кредитования производителей под процент, который можно будет назвать по-настоящему льготным — от 1% до 3%.

Но это вопрос уже, скорее, политический, нежели чисто монетарный. Пока в споре экономического блока правительства с финансовым, где первый видит в тратах на реальный сектор инвестиции в развитие, а второй — лишь дополнительные издержки, которые нужно сокращать, побеждают финансисты, кризис будет усугубляться. Как ни парадоксально, но рубли для российских предприятий стоят слишком дорого, и ни одно производство не обладает достаточной прибыльностью, чтобы их окупить.

Дать деньги и проконтролировать

Тем временем финансировать реальный сектор можно (и, более того, нужно) не то что под 3% или под 1%, а попросту бесплатно, отменив ссудный процент. Это так называемый рыночный механизм не позволяет опускать банковские ставки ниже учетной ставки ЦБ, а внебанковское, государственное финансирование дает возможность не учитывать ни мнение регулятора, ни тем более уровень инфляции, которым принято оправдывать дороговизну заемных средств.


Данилов   
«Не нужно бояться инфляции. При финансировании капитальных вложений средства направляются в строительную отрасль, станкостроение и на закупку оборудования. Эти отрасли не связаны непосредственно с потребительским сектором и не внесут сильного вклада в инфляцию», — поясняет директор департамента оценки направления «Финансовый консалтинг» компании SRG Эдуард Данилов.

Главное, к чему надо быть готовыми, — это то, что выделенные средства могут уйти из страны, с внутреннего рынка и будут потрачены на закупку иностранного оборудования. Поэтому очень важно выстроить эффективный контроль за освоением средств, чтобы государственные деньги не работали, как в случае с вложениями в американские облигации, на интересы другого государства.

Источник: Русская планета


<-- Назад

Вернуться в раздел

Дубинина Екатерина

Руководитель отдела маркетинга и PR

+7 (495) 797-30-31

+7 985 141 19 14

DubininaEV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться