07.05.2014 09:30:00
Мария Рыжих

С 1 января 2014 года на смену аттестации рабочих мест пришла процедура специальной оценки условий труда. Для этого под занавес 2013 года принят пакет законодательных инициатив, направленных на создание механизма экономического стимулирования работодателей к улучшению условий труда своих работников. О нюансах этого нововведения рассказала Мария Рыжих, начальник отдела Минтруда Республики Карелия.

– Мария Александровна, как бы Вы определили главный смысл произошедших изменений?
– Раньше, чтобы оценить условия труда, проводилась аттестация рабочих мест – очень трудоемкая, дорогостоящая процедура, которая предусматривала, что работодатель должен на каждом рабочем месте провести измерения всех имеющихся факторов. У нас и так-то, чего греха таить, работодатели не всегда стремятся обеспечить безопасные условия труда. А уж тут они старались всячески упростить эту процедуру. Не только потому, что она дорогостоящая, но и потому, что ряд норм по предоставлению компенсаций и гарантий работникам за вредные условия труда использовались еще с советских времен. Правда, они и сегодня еще действуют, но подходы к ним уже другие в связи с законом о спецоценке. Словом, у нас порой получалось, что и шахтер, и офисный работник находились в одинаково вредных условиях труда.
Чтобы дифференцировать этот подход, заинтересовать работодателя в улучшении условий и охране труда работников, выплачивать им гарантии и компенсации за фактические условия труда – вот для этого и был введены изменения в законодательство. Со временем должно возобладать правило: чем хуже условия труда, тем больше гарантии и компенсации работнику. И наоборот, если работодатель сделал все для своих работников, обеспечил их сертифицированными, эффективными средствами индивидуальной защиты, а не какими-то «тряпочками», доказал, что условия труда безопасные, то гарантии и компенсации могут не устанавливаться. Более того, сама процедура спецоценки гораздо проще, чем прежняя аттестация рабочих мест. Теперь методикой ее проведения предусмотрена идентификация потенциально вредных и опасных производственных факторов. 

– Перечень этих факторов стал шире?
– Если точнее, то он стал с оговорками. Например, освещенность. Ее требуется измерять только при высокоточном труде, который, скажем, выполняется с лупами или при свете прожекторов, либо с объектами, обладающими рассеянным или смешанным отражением. Можно предположить, что в сравнении с аттестацией проведение спецоценки в этих случаях будет обходиться дешевле. Если на каком-то рабочем месте не находят вредных факторов, то считается, что условия труда на нем относятся к классу 2, то есть являются допустимыми. И такие рабочие места будут подлежать декларированию, процедура которой бесплатна для работодателя. Декларация эта действует пять лет, как и спецоценка, также, как и ранее – аттестация. 

– А насколько объективно будут определены те или иные вредные факторы при спецоценке рабочих мест?
– Во-первых, их идентификацию будут проводить эксперты организаций, имеющих право на такую работу. Во-вторых, при спецоценке может присутствовать сам работник. Конечно, если он подойдет формально к этой процедуре, то нельзя исключать элемента субъективизма. Но последний опыт обращений в Министерство труда и занятости республики показывает, что люди стали чаще изучать трудовое законодательство, чтобы докопаться до правды, почему им снимают ту или иную гарантию или компенсацию. Примерно в половине случаев это происходит неправомерно. Ведь в чем еще была сложность аттестации рабочих мест? Такие факторы, как, например, напряженность трудового процесса, определялись «на глазок», экспертным путем, например, с помощью опроса сотрудников или работодателя… Словом, элемент субъективизма присутствовал. Теперь при спецоценке условий труда исключены параметры, которые снижали уровень объективности. Будут учитываться только те факторы, которые можно замерить приборами. Метод «на глазок» исключен в принципе.
В случае неверных выводов эксперт может лишиться права на работу в течение трех лет. Кстати, к работодателям также предусмотрены меры воздействия. Словом, эти изменения в законе – и кнут, и пряник для работодателя. 

– Можно ли уже говорить о том, какова будет правоприменительная практика этих законодательных нововведений?
– Пока об этом говорить довольно сложно, поскольку далеко не все нормативные акты приняты. Весь пакет документов появится, скорее всего, во второй половине года. Одно можно сказать точно: комиссии по проведению спецоценки, которые создаются распоряжением работодателя, будут иметь право снижать класс условий труда. Такое допускается, если руководитель обеспечил работника эффективными средствами индивидуальной защиты, а не просто отделался какими-то формальными изменениями, и только по заключению эксперта, проводящего спецоценку, а в ряде случаев, по согласованию с Роспотребнадзором.
Еще один важный момент. Те гарантии и компенсации, которые были определены по итогам последней аттестации, продолжают действовать до тех пор, пока работодатель не проведет специальную оценку условий труда, как того требуют новые изменения в законодательстве. Плюс к тому, надо помнить и руководителям, и профсоюзам, что по результатам спецоценки можно часть дополнительного отпуска заменить денежной компенсацией. Это же правило действует и для укороченной рабочей недели. Раньше такого не было. Но чтобы воспользоваться таким правом, должно действовать, как выражаются специалисты, «правило трех ключей». Во-первых, возможность такой замены должна быть прописана в межотраслевом или отраслевом соглашении; во-вторых, в коллективном договоре и, наконец, на это должно быть письменное согласие самого работника.

Виктор Крамских

Источник: Московский комсомолец. Карелия

Вернуться в раздел

Дубинина Екатерина

Руководитель отдела маркетинга и PR

+7 (495) 797-30-31

+7 985 141 19 14

DubininaEV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться