01.04.2015
Источник: БОСС

Нефтянка пока держит удар кризиса

20150410_01Несмотря на значительное снижение нефтяных цен, начавшееся еще в середине прошлого года, основные игроки нефтяного сектора России по-прежнему чувствуют себя неплохо, поскольку падение цен компенсируется девальвацией рубля. Западные санкции также несильно повлияют на их деятельность: доступ к западному финансированию перекрыт, однако финансовое положение большинства компаний вполне удовлетворительное, а «Роснефть» может рассчитывать на помощь государства. Гораздо хуже ощущают себя малые игроки, которые не надеются на бюджетную поддержку и не ориентированы на экспорт.

Цены, долги и санкции

Поскольку запасы нефти на традиционных месторождениях постепенно иссякают, крупнейшие мировые нефтяные компании, такие как Exxon, Chevron и BP, в последние годы вкладывали значительные средства в разработку новых нефтяных месторождений, преимущественно в Арктике. Однако себестоимость такой добычи высока, и она имеет смысл, только если нефть стоит дорого, около $100 за баррель. В условиях, когда цена нефти примерно вдвое меньше, добыча в труднодоступных местах становится нерентабельной.

В результате по мере резкого снижения нефтяных цен, которое началось летом прошлого года, инвесторы стали продавать бумаги нефтяных гигантов, после чего их капитализация упала на 20–30%, что для западного рынка является очень серьезным снижением.

Разумеется, на российских нефтекомпаниях снижение сырьевых цен тоже отразилось негативно. Но у них есть важное преимущество: вместе с нефтяными ценами, как водится, упала и стоимость отечественной валюты.

«Отечественным НК в прошлом году было выгодно перерабатывать нефть в России. Продажи нефтепродуктов в Европу повышались в ущерб объемам реализации в странах СНГ. На этом фоне ослабление рубля по отношению к доллару США также способствовало росту выручки компаний в рублевом выражении. В Европе цена на нефть Urals в рублевом эквиваленте поднялась на 9,3%, основные экспортируемые нефтепродукты подорожали на 8–9%», — отмечает аналитик «Инвесткафе» Григорий Бирг.

При этом у многих крупных нефтяных компаний есть долги, и некоторая часть этих долгов — в долларах. В частности, долг ЛУКОЙЛа составляет менее $10 млрд, а долг «Роснефти» превышает $50 млрд. Не секрет, что «Роснефти», равно как и другим госкомпаниям, справиться с долговой нагрузкой поможет государство. Однако другим компаниям придется сложнее.

20150410_02По мнению аналитиков Fitch Ratings, западные санкции представляют большую угрозу для добычи нефти в России, чем падение мировых цен на нефть, именно потому, что они лишают нефтекомпании доступа к сравнительно дешевому западному финансированию. «Российские нефтяные компании в силах выдержать цену в $55 за баррель в течение нескольких лет, но, если доступ к финансированию не улучшится и экспортные ограничения останутся, производители нефти не смогут делать инвестиции в поддержание добычи нефти», — отмечается в обзоре агентства.

Также аналитики Fitch ожидают, что отдельные заявки нефтяных компаний на средства из Фонда национального благосостояния (ФНБ) будут одобрены, и частично финансирование может быть получено от китайских банков, фондов и компаний.

Проблема оборудования

В связи с санкциями российские нефтяные компании столкнулись с еще одной проблемой: запретом со стороны США и Евросоюза на продажу в Россию оборудования для разведки и добычи. В России практически не производится оборудование для инновационных способов бурения, таких как горизонтальное бурение, гидроразрыв пласта и т.д. Эксперты отмечают, что данную технику теперь придется приобретать в Китае. Впрочем, достоверной информации о том, каково качество этого оборудования, пока нет.

Аналитики Fitch не считают, что технологические санкции повлияют в краткосрочной перспективе на добычу нефти и газа в России. «Но если они сохранятся, то могут повлиять на добычу нефти в среднесрочной перспективе», — говорится в обзоре. «Для российских производителей оборудования потребуется несколько лет, чтобы заменить самое необходимое оборудование», — уверены аналитики.

Участники нефтяного рынка полагают, что в условиях кризиса и санкций особенно важно усилить научную и технологическую базу, чтобы снизить зависимость от иностранных поставщиков.

20150410_03Как отмечает генеральный директор ОАО «ВНИПИнефть», эксперт форума «Большая химия–2015» Владимир Капустин, ограничение доступа к мировым рынкам капитала в рамках западных санкций отразится на всей российской экономике, а влияние на нефтепереработку и нефтехимию будет более значительным, учитывая высокую капиталоемкость этих отраслей.

«К сожалению, в предшествующие благоприятные для развития годы в стране не осуществлялись предлагавшиеся в течение многих лет меры по поддержке развития отечественной отраслевой науки, по созданию технологической платформы «Глубокая переработка углеводородных ресурсов» с целью внедрения принципиально новых технологий переработки углеводородного сырья и производства катализаторов. Это позволило бы сегодня снизить зависимость от западных поставщиков технологий и катализаторов и не опасаться возможного усиления санкций», — подчеркивает специалист.

Есть мнение, что ныне реализация этих предложений должна быть отложена до нормализации экономической ситуации. Однако снижение курса рубля создает благоприятные перспективы для более широкого использования отечественных технологий нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности и катализаторов.

Уже сейчас российская нефтепереработка может рассчитывать на применение отечественных технологий по таким процессам, как первичная переработка нефти, изомеризация бензиновой фракции, гидроконверсия гудрона (опыт промышленной эксплуатации будет получен в ближайшие годы), и др. Что касается катализаторов, то ныне доля использования российских катализаторов по отдельным процессам составляет 20–55%. Эксперт полагает, что сегодня основные усилия следует направить на повышение роли отечественных научных учреждений и производства в создании катализаторов гидрокрекинга, глубокой гидроочистки дизельного топлива, гидрирования вторичных дистиллятов.

Владимир Капустин считает целесообразным предлагать реальные экономические стимулы для продвижения отечественных технологий, катализаторов, нового оборудования (компрессоры, оборудование КИП и др.):

– льготы для разработчиков технологий, производителей;
– льготы для предприятий — потребителей новых технологий, катализаторов и оборудования;
– заградительные пошлины на импорт.

20150410_04Большие проблемы малых

Как отмечают аналитики, хуже всех нынешний кризис переживают небольшие нефтяные компании. Всего в России, по различным оценкам, насчитывается порядка 150–170 малых нефтяных компаний. Они добывают около 5–8% от всего объема получаемой в стране нефти, говорит ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов.

Деятельность таких компаний осложнена тем, что они, как правило, не занимаются переработкой сырья, в результате чего падение цен на нефть сразу больно бьет по их доходам. При этом только треть сырья, добываемого такими организациями, уходит на экспорт. То есть они получают преимущественно рублевые доходы, но кредитуются на Западе: когда курс рубля снижается, отдавать кредиты становится сложнее.

Кроме того, небольшие компании страдают из-за несовершенства налогового законодательства. В прошлом году НДПИ был повышен, однако понижены ставки по экспортной пошлине на нефть и нефтепродукты. В результате крупные компании не пострадали, а прибыль компаний, не ориентированных на экспорт, начала падать. Эксперты неоднократно подчеркивали, что отечественное налоговое законодательство не учитывает размеры нефтяных компаний, тогда как в других странах малые добытчики, как правило, пользуются налоговыми льготами, вводится прогрессивная шкала налогов и т.д.

Наконец, доходы некоторых небольших нефтяных компаний могут упасть по «техническим причинам». «Транснефть» продолжает лоббировать идею выделения высокосернистой нефти в отдельный экспортный поток. Компания предлагает экспортировать ее через нефтеналивной терминал в Усть-Луге, а также по трубопроводу «Дружба». Ожидается, что объемы перекачки нефти по новому направлению составят порядка 23 млн тонн.

Свою позицию «Транснефть» мотивирует контролем за растущими издержками компании из-за роста объемов транспортировки высокосернистой нефти, а также упущенной выгодой из-за ухудшения качества экспортируемой нефти. По расчетам монополии, на реализацию данного предложения уйдет 2,5 млрд рублей.

По мнению Григория Бирга, идея с поставкой высокосернистой нефти в Усть-Лугу является дискриминационной по отношению к компаниям, добывающим относительно высокие объемы этого вида сырья, так как существенно ограничивает их доступ к магистральной системе нефтепроводов.

«Реализация этой инициативы приведет к существенному снижению рентабельности таких компаний, поскольку цена продаж менее качественной нефти на экспорт будет существенно ниже, чем стоимость марки Urals, в то время как расходы на поддержание добычи на зрелых в большинстве своем месторождениях сернистой нефти и ее подготовку для поставки в магистральные нефтепроводы и так высоки», — отмечает аналитик. Наконец, можно ожидать и ухудшение спроса на сырье более низкого качества. В итоге добыча высокосернистой нефти в целом по России способна сократиться.

Некоторые российские ВИНК окажутся в плюсе от улучшения качества нефти и, по сути, перестанут субсидировать компании, выигрывающие от того, что добываемое ими низкокачественное сырье за счет смешивания в системе нефтепроводов с более качественным экспортируется по более высокой цене. «Роснефть», ЛУКОЙЛ и «Газпром нефть» уже высказались в поддержку предложения «Транснефти».

При этом с проблемами столкнутся в первую очередь те компании, чьи основные активы добычи расположены в Волго-Уральской нефтегазоносной провинции, так как бόльшая доля высокосернистой нефти России добывается в Татарстане, Башкирии и Удмуртии. Именно нефть этих регионов, а также Оренбургской области «Транснефть» предлагает направить по новому маршруту.

Из публичных компаний наибольшие потери в связи с инициативой «Транснефти» рискуют понести «Татнефть» и «Башнефть», основная ресурсная база которых как раз располагается в Татарстане и Башкирии соответственно. По оценкам компаний, при поставках нового высокосернистого сорта нефти в направлении Усть-Луги они будут терять порядка $5–7 с барреля. При таком положении вещей «Татнефть» ожидает, что около 4–4,5 млн тонн, или более 15% общей добычи, станут убыточными. Разумеется, более мелкие компании, добывающие нефть в указанных регионах, пострадают еще сильнее.

Надежда на государство

20150410_05Впрочем, некоторые специалисты надеются на то, что государство сможет поддержать небольших участников рынка. «По мнению властей, малые нефтяные компании нужны экономике страны и их стоит поддерживать. Министерство энергетики РФ отмечает значимую роль малого и среднего бизнеса в увеличении нефтедобычи путем разработки небольших месторождений, ввода в действие простаивающих скважин, а также повышения конкуренции в отрасли», — констатирует Дмитрий Баранов.

Эксперт указывает на то, что Минэнерго проводит целенаправленную системную работу по формированию стимулирующих условий для деятельности малых и средних нефтяных компаний в нефтегазовой сфере. Кроме того, Минэнерго осуществляет деятельность по совершенствованию нормативно-правовой базы в области налогообложения, законодательному закреплению статуса субъектов малого и среднего предпринимательства в нефтедобыче и нефтесервисе, взаимоотношениях с крупными вертикально интегрированными нефтяными компаниями, снижению административных барьеров. В министерстве создан Координационный совет по развитию малого и среднего предпринимательства. Советом разработана аналитическая программа Минэнерго России «Развитие малого и среднего предпринимательства в сфере топливно-энергетического комплекса», утвержденная Приказом №132 от 30 марта 2010 года. Эта программа предусматривает: обеспечение благоприятных условий для развития инновационной активности субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП); формирование правовой основы развития рынков инфраструктурных услуг в сфере МСП для ТЭК; создание условий для развития и поддержки МСП в нефтегазовой отрасли.

20150410_06Активную поддержку малым нефтяным компаниям оказывает ряд регионов, где таких компаний много. Например, несколько лет назад «Татнефть» реструктурировала задолженность малых нефтяных компаний Татарстана на 547 млн рублей для их поддержки, напоминает Дмитрий Баранов.

Все это позволяет надеяться, что малые компании смогут не только выжить в условиях кризиса, но и планомерно развиваться. Участники рынка предполагают: слабые игроки будут вынуждены заморозить скважины при цене нефти на уровне $30 за баррель. Такие риски пока не очень велики, учитывая, что самые консервативные прогнозы по стоимости нефти на 2015 год превышают отметку $45 за баррель. Что касается крупных игроков, то они, скорее всего, сохранят темпы добычи, однако сократят расходы на разведку и бурение новых месторождений.


Аусев

МНЕНИЯ БОССОВ

Андрей АУСЕВ, Директор управления по развитию бизнеса Направления «Финансовый консалтинг» Группы компаний SRG:

Как показывает практика, у подавляющего большинства мировых нефтегазовых корпораций доходы сектора downstream (Переработка нефтегазовых продуктов, распределение и продажа конечных продуктов. — Ред.) составляют около 90%, а потому можно признать, что полный цикл работы c углеводородами от стадии извлечения сырой нефти до поставки продукта конечному потребителю является наиболее эффективным.

Реализация мер, направленных на стимулирование и модернизацию нефтеперерабатывающей отрасли, роста объемов, объемов хранения, глубины переработки при одновременном росте внутреннего потребления, несомненно, будет способствовать эффективному развитию нефтегазовой отрасли.

На текущий момент крупнейшие российские компании находятся на этом пути. Требуется государственное стимулирование подобных инвестиционных программ. Сейчас такими средствами могут выступить:

  • своевременная корректировка программы «налогового маневра» с учетом текущего уровня мировых цен на нефть;
  • пересмотр вывозных таможенных пошлин;
  • стимулирование выпуска более качественного и экологически безопасного топлива (различные акцизы в зависимости от вида продукции);
  • установление более гибкой ставки НДПИ, которая учитывает неблагоприятные характеристики месторождения (удаленность, трудноизвлекаемость запасов и пр.).


Источник: БОСС


<-- Назад

Вернуться в раздел

Дубинина Екатерина

Руководитель отдела маркетинга и PR

+7 (495) 797-30-31

+7 (985) 141-19-14

DubininaEV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться