Плохие долги аккумулируют в одном банке

03.02.2015

Плохие долги аккумулируют в одном банке

20150203_1.JPGВ подписанном президентом антикризисном плане значительная часть мер направлена на поддержку банковской системы. Так, на докапитализацию крупных кредитных организаций предполагается выделить 1 трлн руб. (через механизм Агентства по страхованию вкладов, имущественные взносы ОФЗ). Еще 200 млрд руб. могут быть направлены на поддержку региональных банков, заявил, выступая в Госдуме, первый вице-премьер Игорь Шувалов.

Предусмотрена планом и новая мера - создание банка плохих долгов. Он должен поддержать стабильность банковской системы и оздоровить реальный сектор экономики. Конкретные предложения о том, как будет работать новая структура, должны выработать минфин, минэкономразвития и ЦБ, однако пока деталей немного.

Известно только, что институт будет выкупать у банков и системообразующих предприятий реального сектора (предполагается, что их будет не более 300) проблемные активы, в т.ч. ценные бумаги. В минэкономразвития подчеркнули, что банк плохих долгов не будет работать как традиционная кредитная организация. По словам главы минэкономразвития Алексея Улюкаева, принципы функционирования нового института могли бы быть похожи на принципы работы ВЭБа.

Идея создания подобного банка не нова - она обсуждалась и в кризис 2008-2009 годов, причем не только в России, но и в США и Европе. Снова прозвучала она в январе на Гайдаровском форуме-2015. Тогда генеральный директор "Открытие Холдинг" Рубен Аганбегян напомнил, что в 2008 году идея не была реализована именно потому, что "не смогли придумать, как это сделать руками". Не был проработан механизм выкупа проблемных активов - непонятно, почему любой банк должен был взять часть своих долгов и перевести их в совершенно другой банк, к которому он не имеет никакого отношения.

Первый вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова отметила, что банк проблемных активов - это лишь одна из возможных форм решения вопроса проблемной задолженности. По ее словам, опыт создания таких банков неоднозначен в ряде стран, а нам был бы интересен опыт ближайшего соседа - Казахстана. При этом Трофимова подчеркнула, что решить вопрос только рекапитализацией банков не удастся - формально можно подкорректировать коэффициенты, но все равно это будет очень серьезное бремя на балансах банков и с административной, и с регулятивной точек зрения. "Зачастую крупнейшие банки работают с одними и теми же заемщиками. Формат банка проблемной задолженности может быть очень разный. Здесь встает множество тонких вопросов - выкупать/не выкупать, будет ли реверс на банки, это огромнейшая работа. Но это один из вариантов того, что нужно прорабатывать уже сейчас и понимать, дееспособно ли это в российском контексте", - отметила эксперт.

Трофимова подчеркнула, что, говоря о проблемной задолженности, надо понимать, что существует принципиальная разница в сегодняшней ситуации и ситуации 2008-2009 годов. "Во-первых, тогда мы наблюдали быстрый отскок, во-вторых, во многом сокращение ВВП в последующий период было связано с использованием накопленных запасов, сейчас ВВП не упадет на столько, потому что запасов столько нет. Там природа проблем была иная, соответственно, и инструменты должны быть иные. Решение вопросов проблемной задолженности требует системного подхода и совершенно иных инструментов, чем раньше. Это более сложно, чем просто "залить" что бы то ни было деньгами, как показывает опыт последних лет", - сказала Трофимова. Для минимизации проблем не только банков, но и предприятий, и реального сектора в целом нужна управляемость и централизация процесса решения проблем задолженности, заключила эксперт.

Участники рынка к идее создания банка плохих долгов относятся скептически. "Это мера поддержки имеет отношение исключительно к государственным и олигархическим банкам, ну и к подобным же предприятиям, - считает председатель правления Банка расчетов и сбережений Олег Барановский. - А остальным минимум 700 банкам и сотням тысяч компаний от этого ни жарко, ни холодно. Хотя эти деньги государство могло бы использовать значительно более рационально и рачительно, чем просто затыкая дыры в балансах приближенных банков и организаций". Управляющий партнер Группы компаний SRG Федор Спиридонов напомнил, что изначально идея принадлежала самим банкам, однако, по сути, они выгоды от появления института не получат: "Ведь этот инструментарий будет направлен в первую очередь на поддержку системообразующих предприятий".

Последний антикризисный план, разработанный правительством, включил в себя пункты по поддержке промышленности и системообразующих предприятий, что подразумевает в первую очередь их докапитализацию, напомнил Спиридонов. Поэтому смысла еще и в создании банка плохих долгов для поддержки этих предприятий особо нет. "Учитывая, что пока абсолютно не ясно, откуда будут поступать средства на реализацию этой идеи, а также по какому именно принципу будут отбираться долги предприятий", - добавил он. Теоретически, по словам Спиридонова, с помощью банка плохих активов государство способно восстановить банковскую систему, однако, если задуматься о том, что таким образом оно расплачивается за ошибки частных предприятий, создание такого инструмента выглядит не так уж целесообразно.

Согласно обзору Moody s, в этом году российские банки могут получить убыток в 1 трлн руб. при сохранении ключевой ставки на уровне 15% и росте проблемных долгов. Негативной для банковской системы в Moody s считают ставку выше 12% в течение двух и более кварталов. В 2014 году, по оценкам агентства, прибыль российских банков упала почти на 41%, а в этом году общий доход банковской системы РФ едва достигнет 2,3 трлн руб., что недостаточно для покрытия расходов и резервирования плохих долгов.

20150302_2


Источник: Российская газета

<-- Назад

Поделиться:
Вернуться в раздел
Подписаться на новости