Почувствуйте разницу

01.05.2015

Почувствуйте разницу

Телятников
Телятников Илья

Руководитель проектов
по оценке направления «Финансовый консалтинг»
Группы компаний SRG 

Говорят, в стране кризис. Это, безусловно, так, и многие из нас почувствовали падение доходов в реальном выражении, рост цен на товары народного потребления, увеличение затрат на зарубежные поездки. Прошел год с момента присоединения Крыма к России, начала санкций в отношении российских предприятий и политиков и негативных последствий на российскую экономику.

Интересно было бы сравнить, насколько текущие потрясения сравнимы с аналогичными шестилетней давности. В качестве периодов сравнения целесообразно выбрать первые 12 месяцев «пике» — периоды с сентября 2008 г. по август 2009 г. и с марта 2014 г. по февраль 2015 г. Сравнимыми являются чистый отток капитала в долларовом выражении и падение реальных доходов населения.

Конечно, на поверхности более печальная реальность нового кризиса — более существенное падение цен на нефть и девальвация рубля. Так, с сентября 2008 г. по февраль 2009 г. рубль упал только на 40% и далее за несколько месяцев укрепился на 15%, а с марта 2014 г. по январь 2015 г. рубль обесценился на 93%, далее в феврале укрепившись на 7%. Однако ВВП пока не упал так сильно, как в 2009 г. (падение за 2014 г. — 0,5%, далее минэкономразвития обещает рост, а в 2009 г. — падение на 7,9%).

Сравнение показателей в рассматриваемых периодах интересно проследить на примере крупнейших кредитных организаций. Банковская отрасль — одна из немногих, показатели которой можно «измерить», не дожидаясь конца квартала или года, в силу обязательного ежемесячного раскрытия информации перед регулятором. Также системообразующие кредитные организации (Сбербанк, ВТБ) достаточно неплохо торгуются на Московской бирже, и возможно проследить динамику цен на их акции и зависимость цен от изменения финансового состояния.

Акции Сбербанка РФ, торгуясь в сентябре 2008 г. по 48,4 руб. за 1 акцию, достигли дна в январе 2009 г., упав до 17,6 руб. В марте же 2014 г. акции торговались по 78,5 руб. Максимальное падение было в январе 2015 г. (до 61,6 руб.), скорректировавшись к концу февраля 2015 г. почти до уровня марта 2014 г. Акции Банка ВТБ имели схожую динамику в 2008—2009 гг.: максимальное падение относительно котировки в 4,8 коп. за 1 акцию в сентябре 2008 г. приходилось на январь 2009 г. — на 50% в рублевом выражении (до 2,4 коп.), или на 60% в долларовом выражении, к концу периода также наблюдался рост и итоговое падение котировки августа 2009 г. относительно сентября 2008 г. составило 19% в рублевом выражении и 35% в долларовом.

Но в отличие от акций Сбербанка РФ, аналогичный период 2014—2015 гг. для акций Банка ВТБ в целом нельзя назвать негативным, даже для долларового эквивалента — итоговый рост за рассматриваемые 12 месяцев составил в долларовом выражении 9%, в рублевом же — почти 100% (с 3,44 коп. до 6,79 коп.).

Одним из индикаторов положения дел в реальном секторе, проецируемом на финансовое состояние банков, является, естественно, просроченная задолженность. Рост просроченной задолженности имеет катастрофическое влияние на текущую прибыль кредитной организации: с увеличением периода неплатежей ей приходится создавать все большие и большие резервы, сводя до нуля или делая отрицательным финансовый результат. Если же долг не возвращается вообще, то кредитной организации приходится либо продавать долг долговым центрам или коллекторским агентствам со значительным дисконтом, либо банкротить предприятие, либо обращать взыскание на предмет залога. Резерв в результате восстанавливается зачастую в лучшем случае в половину от ранее созданного.

Кредитный портфель Банка ВТБ и Сбербанка состоит из кредитов юридических лиц на 99,99% и 70—80% соответственно. В связи с этим платежеспособность предприятий значимо влияет на их результаты. С сентября 2008 г. по август 2009 г. просроченная задолженность Банка ВТБ имела катастрофическую динамику — абсолютное значение увеличилось с 12,56 млрд руб. до 106,88 млрд руб., доля же просроченной задолженности в общем кредитном портфеле возросла с 1,3% до 7,8%. С марта же 2014 г. по февраль 2015 г. динамика не столь значительна: абсолютное значение увеличилось с 100,46 млрд руб. до 168,09 млрд руб., доля просроченной задолженности в общем кредитном портфеле изменилась с 4,1% до 5,3%.

Что касается Сбербанка, с сентября 2008 г. по август 2009 г. просроченная задолженность имела схожую, но менее стремительную динамику, чем у Банка ВТБ, — абсолютное значение увеличилось с 51,11 млрд руб. до 196,61 млрд руб., доля же просроченной задолженности в общем кредитном портфеле возросла с 1,1% до 3,6%.

Для периода же с марта 2014 г. по февраль 2015 г. увеличение просроченной задолженности с 289 млрд руб. до 352,53млрд руб. связано больше с аналогичным ростом портфеля с 11 737,7 млрд руб. до 15 662,5 млрд руб., доля просроченной задолженности в общем кредитном портфеле колебалась в этот период в диапазоне 2,1 —2,6%, а на начало и конец анализируемого периода практически одинакова (2,5% и 2,4%).

Анализ показывает, что, конечно, первый год кризиса 2008—2010 гг. был в десятки раз более «глубоким» с точки влияния на экономику предприятий (в данном случае — заемщиков и банков), что оправдывает его название «финансово-экономический кризис». По отношению к кризису 2014—2015 гг. определение «экономический» употреблять пока можно лишь с осторожностью — в этом отношении «дно» пока еще не такое глубокое, как шесть лет назад.

При этом, сравнивая биржевые котировки и изменение просроченной задолженности, можно делать вывод о слабой корреляции в этот период цен на бирже и показателей деятельности банков: в 2008—2009 гг. просроченная задолженность (как в абсолютном выражении, так и в долевом) — возрастающие функции, в то же время котировки имеют вид «ковша» — к концу периода на бирже наблюдается рост при значительном росте просроченных платежей.

20150505


Российская газета, от 05 мая 2015 г.

<-- Назад

Поделиться:
Вернуться в раздел
Подписаться на новости