20150324


Заурядный судебный спор о рассмотрении требований банка к заемщику о взыскании задолженности по кредитному договору вызвал активную дискуссию вокруг судебных актов, принятых по данному делу. Обстоятельства дела состоят в том, что по истечении двух лет после получения обеспеченного ипотекой кредита заемщик обратился в регистрирующий орган с просьбой погасить запись об ипотеке ввиду отсутствия претензий кредитной организации по оплате долга. Спустя время с иском о его взыскании обратился банк, утверждая, что заемщик не сделал ни одного платежа по кредиту. После хождения по инстанциям итоговым Определением ВС РФ от 02.12.2014 № 5-КГ14-121 была поддержана позиция суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания долга, поскольку надлежащее исполнение заемщиком подтверждается прекращением ипотеки. Рассмотрим мотивы, приведшие судебную инстанцию к таким выводам.

Слабая сторона в обязательстве

Горяинова Валентина
Валентина Горяинова

Ведущий юрист
корпоративной практики
Направление «Юридическая практика»

Определением ВС РФ от 02.12.2014 № 5-КГ 14-121 (далее – Определение) отменено апелляционное постановление Московского городского суда и оставлено в силе решение суда первой инстанции, согласно которому банку отказано в удовлетворении требований о взыскании с заемщика задолженности по кредитному договору.

В течение срока действия кредитного договора, обеспеченного ипотекой, на основании совместного заявления кредитора и заемщика была внесена запись о прекращении ипотеки. В дальнейшем банк предъявил к заемщику иск о взыскании задолженности по кредитному договору. Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано. При новом рассмотрении дела апелляционная инстанция Мосгорсуда частично, с учетом применения исковой давности, удовлетворила требования банка.

Представляет интерес мотивирование судами тех или иных выводов, сформированных при принятии судебных актов.

Удовлетворяя требования банка к заемщику, Мосгорсуд указал на то, что обязанность по представлению доказательств, подтверждающих факт оплаты денежных средств по кредиту, является процессуальной обязанностью заемщика, который таких доказательств не представил. При этом факт прекращения ипотеки сам по себе не свидетельствует об исполнении обязательств по кредитному договору.

Однако Верховный Суд дал иную оценку доказательствам и в настоящем Определении изложил позицию о подтверждении факта исполнения заемщиком обязательств в полном объеме, мотивировав это тем, что:

– заемщик в силу положений закона о защите прав потребителей является слабой стороной в обязательстве, в связи с чем бремя доказывания ненадлежащего исполнения должником потребителем обязательств по кредитному договору лежит на кредиторе;

– не опровергнут вывод суда первой инстанции о прекращении залога в связи исполнением обеспеченного им обязательства, банк не доказал, что прекращение залога не было связано с надлежащим исполнением обязательств заемщиком;

– доказательства незаконности действий ответчика при погашении записи о залоге банком не представлены; неправомерность действий уполномоченного лица банка при снятии обременения также не установлена.

Исходя из сложившейся практики по аналогичной категории споров, представляется, что выводы, изложенные судом в настоящем Определении, не получат широкого практического применения.

В силу ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Считаем спорным вывод суда о презюмировании добросовестности заемщика, не представившего доказательств о перечислении денежных средств в оплату по кредитному договору.

Возвращая дело на новое рассмотрение, в Определении от 24.12.2013 ВС РФ указывал, что юридически значимым и подлежащим установлению по данному делу являлось обстоятельство того, было или не было исполнено заемщиком обязательство, связанное с возвратом заемных сумм по кредитному договору. При этом документами, подтверждающими исполнение обязательств по кредитному договору, могут служить платежные поручения, приходные кассовые ордера, справки о совершенных платежах, а также иные письменные доказательства.

При рассмотрении споров о взыскании задолженности по займу/кредиту в круг доказывания всегда включается установление факта предоставления денежных средств с одной стороны и факта исполнения обязательств по возврату денежных средств другой стороной.

Залог же является одним из способов обеспечения исполнения обязательств, который призван обеспечивать баланс интересов сторон в договоре, гарантировать права кредитора и мотивировать заемщика к исполнению обязательства. По нашему мнению, наличие записи о прекращении ипотеки не может быть принято как бесспорное исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору и должно оцениваться только в совокупности со всеми иными доказательствами об исполнении обязательств по договору. Отклонение представленных банком финансовых документов об обслуживании ссудного счета заемщика, притом что в рамках производства по делу не заявлялось о подложности/фальсификации конкретных доказательств, также представляется необоснованным.

Предоставление преимуществ экономически слабой и зависимой стороне в договорных отношениях, на наш взгляд, необходимо, исходя из анализа всех обстоятельств взаимоотношений сторон, в частности, когда потребитель либо вынужден соглашаться на предлагаемые более «сильной» стороной условия, либо реально лишен возможности получить какие-либо доказательства в подтверждение исполнения обязательств.

Слабая сторона имеет меньше возможностей (экономического, административного и иного характера) для реализации своего права, а также обладает меньшим ресурсом для осуществления и защиты своих прав в сравнении с контрагентом. Соответственно сильная сторона – та, которая имеет возможность определять свои условия, создавать для себя какие-либо преимущества. Потребитель в том числе и в отношениях с банками всегда является слабой стороной.

Согласно Обзору судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств Верховного суда РФ от 22.05.2013, в целях защиты прав потребителей как экономически слабой стороны в договоре используются дополнительные механизмы правовой защиты.

На практике, сложившейся при оспаривании кредитных договоров, признаются недействительными условия, ограничивающие свободу договора. Например, когда предоставление одних услуг связано с обязательным предоставлением других услуг либо когда на потребителя возлагаются обязательства по оплате услуг, которые фактически потребителю не предоставляются, и т. п. Однако в настоящем Определении в контексте фактических обстоятельств спора позиция суда об освобождении заемщика от бремени доказывания обстоятельств погашения задолженности по кредиту представляется необоснованной.

Недостаточно активные действия кредитора кассационная инстанция также трактовала в пользу заемщика, указав в Определении, что «банк на протяжении длительного времени не обращался к заемщику с требованием об уплате задолженности, в т. ч. и с момента погашения записи об ипотеке и до момента подачи иска, что также подтверждает доводы заемщика о надлежащем исполнении им кредитных обязательств». Притом что требования к заемщику заявлены конкурсным управляющим банка в рамках процедуры банкротства (дело № А40-119763/10), данный довод, по меньшей мере, вызывает сомнение.

Пересмотрев свою позицию годичной давности, судебная коллегия ВС РФ в настоящем Определении пришла к выводу, что ипотека могла быть прекращена только по основаниям, предусмотренным законом, и в данном деле погашение регистрационной записи о залоге подтверждает исполнение заемщиком обязательств по возврату кредита.

У банка остается право на обжалование судебных актов в порядке надзора, а также не исключается возможность пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, в том числе при наличии вступившего в законную силу приговора суда.

ВС РФ как высший судебный орган обеспечивает единообразное применение законодательства и вправе давать судам разъяснения по вопросам судебной практики на основе ее изучения и обобщения. Будут ли учтены высказанные в Определении от 02.12.2014 № 5-КГ 14-121 выводы при формировании рекомендаций высшего судебного органа по аналогичной категории споров, покажет время.


Правовая газета «эж-ЮРИСТ», №11 от марта 2015 г.

<-- Назад

Вернуться в раздел

Дубинина Екатерина

Руководитель отдела маркетинга и PR

+7 (495) 797-30-31

+7 985 141 19 14

DubininaEV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться